Раймонд Чандлер. Человек, который любил собак



Перевод Т. Бородай
Детектив США: Сборник. Выпуск 7. М.: Издательство "Ренессанс" СП "ИВО-СиД", 1992

Выдающийся представитель американской детективной литературы Раймонд Торнтон Чандлер (родился в 1888 - умер в 1959 гг.) был не только непревзойденным мастером короткой детективной повести, не только одним из крупнейших представителей и даже основателей так называемого "крутого детектива", но и самым известным его теоретиком. В своем программном теоретическом произведении - эссе "Простое искусство убивать", вышедшем в свет в 1949 г., - он обобщил личный опыт написания книг в новом стиле.
При всей их развлекательности произведения Чандлера предельно реалистичны, даже натуралистичны, а их сюжеты некоторые критики возводят в ранг достаточно высоких образцов художественной литературы. Уровень произведений Чандлера был признан удовлетворительным даже выдающимся писателем, лауреатом Нобелевской премии Уильямом Фолкнером: по роману Чандлера "Долгий сон" он написал сценарий для фильма.

1
Перед дверью дома стоял новехонький серебристо-серый седан "де Сото". Я обошел его и поднялся по трем белым ступенькам, очутившись перед стеклянной дверью, за которой шли вверх еще три ступеньки, устланные ковром. Я нажал кнопку звонка на стене.
В ту же секунду раздался такой лай, что я думал, крыша обвалится. Лаяли, выли и визжали не меньше дюжины собак, а я разглядывал сквозь стекло помещавшуюся в нише небольшую контору с письменным столом и приемную с кожаными стульями и столиком, какие бывают в миссионерских резиденциях. На стене висели три диплома, столик был завален номерами собаководческого журнала.
В глубине дома кто-то успокоил собак, потом внутренняя дверь отворилась, и на каучуковых подошвах неслышно вошел маленький миловидный человечек в рыжеватом халате, с приветливой улыбкой под прямой ниточкой усов. Он оглядел меня со всех сторон и даже заглянул мне под ноги, но собаки не увидел. Улыбка его стала на пару градусов холоднее.
- Всякий раз, как только услышат звонок, они начинают ужасно волноваться. Я пытался их отучать, но безуспешно. Им, видите ли, скучно, а звонок - это значит посетитель.
- Ага, - сказал я и протянул ему свою карточку. Он внимательно прочел ее, перевернул, посмотрел с обратной стороны, снова перевернул и еще раз прочел.
- Частный детектив, - проговорил он негромко, облизывая сухие губы. - А я - доктор Шарп. Чем могу служить?
- Я ищу украденную собаку.
Его глаза вспыхнули. Мягкий маленький рот сжался. По всему лицу медленно разливалась краска. Я сказал:
- Речь не о том, что вы украли собаку, док. Кто угодно может поместить животное в подобное заведение. Не станете же вы каждый раз ломать себе голову, их собственное оно или нет, верно?
- Однако предположение все равно малоприятное, - ответил он холодно. - Что за собака?
- Овчарка.
Он долго тер тонкий ковер носком ботинка, разглядывая потолок в углу комнаты. Краска сошла с его лица, и теперь оно почти сияло белизной. Наконец он произнес:
- У меня здесь только одна овчарка, и я знаю ее хозяев. Так что, боюсь...
- В таком случае, вы не будете возражать, если я взгляну на нее, - вмешался я, направляясь ко внутренней двери. Доктор Шарп не шевельнулся. Он еще немного повозил ногой по ковру и сказал мягко:
- Я не уверен, что сейчас это удобно. Может быть, сегодня попозже.
- Для меня удобнее сейчас, - и я взялся за ручку двери.
Он метнулся через всю приемную к своему маленькому письменному столику. Маленькая ручка схватилась за телефон.
- Я... Я сейчас позову полицию, если вы не прекратите хулиганить, - крикнул он.
- Отличная мысль, док, - сказал я. - Спросите шефа полиции Фулвайдера. Скажите ему, Кармади здесь. Я пришел как раз из его кабинета.
Доктор Шарп убрал руку с телефона. Я, катая в пальцах сигарету, ободряюще улыбнулся ему.
- Идемте, док, - сказал я. - Причешите челочку, а то она вам глаза закрыла, и пошли. Будьте паинькой, и я, может быть, расскажу вам всю историю.
Он пожевал обеими губами по очереди, уставившись на коричневую конторскую книгу на столе, и, погладив ее уголок, встал и пошел через комнату в своих белых мокасинах, открыл дверь передо мной, и мы пошли по узкому серому коридору. Одна дверь сбоку была приоткрыта, и за ней был виден операционный стол. Мы прошли дальше, в пустую комнату с цементным полом и газовой горелкой в углу. Рядом стоял котел с водой. Одну стену целиком занимали два яруса клеток с тяжелыми дверцами из металлической сетки.
Из-за сетки на нас молча, выжидательно глядели собаки и кошки. Миниатюрная чихуахуа посапывала под огромным рыжим персидским котом в кожаном ошейнике. Здесь были скоч с презрительно-кислой физиономией и собачонка без шерсти на одной ноге, шелковисто-серая ангорская и сиамская кошки, два ничем не примечательных пса и великолепный фокстерьер с идеально скошенной на последних двух дюймах мордой бочонком.
Носы у них были мокрые, глаза блестели; им не терпелось узнать, к кому из них я пришел.
Я еще раз оглядел их.
- Но тут ведь одна мелочь, док. Я говорю об овчарке. Серая с черным, не коричневая. Кобель. Девять лет. Призер по всем статьям, только хвост слишком короткий. Хотите сказать, что я вам надоел? - проворчал я.
Он посмотрел на меня и пробормотал:
- Да, но... - вид у него был несчастный. - Ладно, пойдемте сюда.
Мы вышли из комнаты. Звери разочарованно глядели нам вслед, особенно маленькая чихуахуа: она даже попыталась пролезть сквозь проволочную сетку, и ей это почти удалось. Мы вышли через заднюю дверь в мощеный дворик с двумя гаражами напротив дома. Один из них был пустой. Дверь второго была приоткрыта. Внутри, в полумраке, загремела цепью большая собака, лежавшая мордой на старом ватном одеяле, которое служило ей постелью.
- Осторожнее, - сказал Шарп. - Он иногда бывает буйным. Я держал его в доме, но он пугал остальных.
Я направился к гаражу. Пес зарычал. Я подошел к нему. Он прыгнул, со звоном натянув цепь. Я сказал:
- Привет, Фосс. Дай лапу.
Он отошел и снова положил голову на одеяло. Уши слегка приподнялись. Он лежал очень тихо. Глаза у него были волчьи, окруженные черными ободками. Потом его изогнутый, слишком короткий хвост начал тихонько ударять по полу. Я протянул ему руку:
- Дай лапу, приятель.
Позади, на пороге, маленький ветеринар все еще уговаривал меня быть поосторожнее. Пес медленно поднялся на свои толстые лапы, опустил уши и протянул мне левую лапу. Я пожал ее.
Маленький ветеринар жалобно проговорил:
- Это просто удивительно, мистер... мистер...
- Кармади, - сказал я. - Может, и так.
Я погладил пса по голове и вышел из гаража. Мы вернулись в дом, в приемную. Сдвинув журналы, я уселся на край миссионерского столика и смерил миловидного коротышку взглядом.
- О'кей, - сказал я. - Выкладывайте. Как зовут этих людей и где они живут?
Он с мрачным видом обдумал мой вопрос.
- Их фамилия Фосс. Они отправились на восток и должны прислать за собакой, когда устроятся там.
- Остроумно, - сказал я. - Собаку назвали в часть немецкого военного летчика. А этих ребят назвали в честь собаки.
- Вы считаете, я лгу? - вскипел коротышка.
- Для жулика вы чересчур пугливы. Я думаю, кто-то хотел отделаться от собаки. Моя история вкратце такая. Две недели назад из своего дома в Сан-Анджело исчезла девушка по имени Изабель Снейр. Она живет с двоюродной бабкой, приятной старой леди, которая одевается в серый шелк и отнюдь не дура. Компания у девочки была довольно сомнительная - ночные бары, игорные дома и все такое. Так что старая леди почуяла скандал и в полицию не пошла. Она вообще никуда не пошла, пока внучкина подружка случайно не увидела в вашем заведении собаку. Она сказала бабушке, а бабушка наняла меня, потому что, когда внучка укатила в своем "родстере" и не вернулась, собака была с ней.
Я погасил сигарету о подошву и закурил следующую. Личико доктора Шарпа было белее муки. На тоненьких усиках блестели капли пота.
Я ласково добавил:
- Полиция этим пока не занимается. Насчет Фулвайдера я вас надул. Может, нам с вами следует решить это дело потихоньку?
- Что... что мне, по-вашему, нужно сделать?
- Допустим, вы еще услышите что-нибудь об этой собаке.
- Конечно, - спохватился он. - Хозяин, мне кажется, очень любил ее. Сразу видно прирожденного собачника. И собака была с ним очень ласкова.
- Значит, он еще даст о себе знать, - сказал я. - И я бы хотел, чтобы вы держали меня в курсе. Кстати, как он выглядел?
- Высокий, худой, глаза черные, пронзительные. Жена его тоже высокая и худая. Порядочные люди, одеты хорошо.
- Эта девочка, Снейр, ростом не вышла, - сказал я. - Между прочим, зачем вам нужна была вся эта секретность?
Он разглядывал свои ботинки и ничего не ответил.
- О'кей, - сказал я. - Бизнес есть бизнес. Принимайте мою игру, и вы избежите неприятной огласки. Как, договорились?
- Хорошо, я буду играть с вами, - ответил он мягко и вложил свою маленькую, мокрую, как рыба, лапку в мою ладонь. Я очень осторожно, чтобы не помять, пожал ее.
Оставив ему свой адрес, я снова вышел на залитую солнцем улицу, затем, пройдя квартал вниз, влез в свой "крайслер" и выехал чуть-чуть вперед, ровно настолько, чтобы из-за угла видеть серый "де Сото" и дверь шарповского дома.
Просидел я так с полчаса. Потом из дома вышел доктор Шарп, уже без рабочего халата, и сел в "де Сото". Он завернул за угол и выехал на аллею, которая шла позади его дома. Огибая квартал, я услышал рычание, лай, хрип. Потом "де Сото" задом выехал из мощеного двора и направился в мою сторону. Я удрал от него за ближайший угол.
"Де Сото" ехал на юг, к бульвару Аргелло, потом свернул на восток. На заднем сиденье была привязана цепью большая овчарка в наморднике. Мне видно было, как натягивалась цепь на ее шее.
Я ехал следом за "де Сото".

2
Каролина-стрит находилась на самой окраине этого маленького приморского городка. Конец ее упирался в старую заброшенную железнодорожную ветку, за которой тянулись бесконечные японские огороды. Последний квартал состоял всего из двух домов, и я спрятался за первым из них, что стоял на углу, окруженный заросшей сорняками лужайкой. Перед домом высокая, пыльная, красно-желтая лантана переплеталась с кустами жимолости.
Дальше шли два или три выжженных участка, из обуглившейся травы кое-где торчали обгоревшие стволы, а за ними - грязно-коричневая развалюха за проволочной изгородью. "Де Сото" остановился перед ней.
Хлопнула дверца, доктор Шарп выволок упирающегося пса в наморднике с заднего сиденья и потащил его в калитку и дальше по дорожке. Большая, похожая на бочку пальма загораживала от меня крыльцо и дверь дома. Я развернул свой "крайслер", проехал вдоль углового здания и еще три квартала вверх и свернул на улицу, параллельную Каролина-стрит. Эта улица тоже упиралась в железнодорожную насыпь. Рельсы заржавели и заросли бурьяном, а за переездом, с той стороны, грунтовая дорога вела вниз, в сторону Каролина-стрит.
Выехав на грунтовую дорогу, которая так резко спускалась вниз, что домов за насыпью не было видно, я отмерил расстояние приблизительно в три квартала, остановился, вышел, поднялся на насыпь и осторожно выглянул поверх нее.
Дом за проволочной оградой оказался примерно в полуквартале от меня. "Де Сото" все еще стоял у калитки. Нагретый послеполуденный воздух задрожал от громкого низкого лая. Я лег на живот в зарослях бурьяна и, не сводя глаз с развалюхи, стал ждать.
Прошло минут пятнадцать. Ничего не происходило, только собака, не умолкая, лаяла. Вдруг лай стал громче и резче. Кто-то закричал. Потом раздался отчаянный вопль.
Я выскочил из зарослей и помчался вдоль насыпи и вниз, туда, где кончалась улица. Подбегая к дому, я услышал низкое, разъяренное рычание - так рычит собака, терзающая врага, - и громкую скороговорку женского голоса, в котором слышалась скорее злость, чем страх.
За проволочной калиткой была полоска запущенной лужайки - в основном одуванчики и дьяволова трава. С бочкообразной пальмы свисал обрывок картона - видимо, остатки таблички с номером дома. Корни пальмы испортили дорожку, выворотив куски дерна, и заползли на ступеньки крыльца.
Я вошел в калитку, по деревянным ступенькам поднялся к покосившейся двери и постучал.
В доме все еще слышалось рычание, но женский голос перестал браниться. Открывать никто не шел.
Я нажал на ручку, отворил дверь и вошел. Сильно пахло хлороформом.
Посреди комнаты, на разодранном ковре, раскинув руки и ноги, лежал, распластавшись на спине, доктор Шарп. Сбоку из его шеи толчками хлестала кровь. Большая блестящая лужа растеклась вокруг его головы. Собака, припав на передние лапы и плотно прижав уши к голове, держалась поодаль; на Шее у нее болтались куски разорванного намордника. Глухое пульсирующее рычание вырывалось из ее глотки: пасть ощерена, шерсть на спине дыбом.
Позади собаки располагалась распахнутая настежь дверь в небольшой чуланчик, на полу которого валялся здоровенный ком ваты. От него по всей комнате распространялись тошнотворные волны хлороформа.
Красивая темноволосая женщина в домашнем ситцевом платье держала под прицелом большого автоматического пистолета собаку, но не стреляла. Животное же глядело на нее прищуренными в темных кругах глазами. Женщина через плечо быстро взглянула на меня и попыталась повернуться в мою сторону. Я вытащил свой люгер и держал его наготове в опущенной руке.
Скрипнула половица, и в двустворчатой задней двери появился высокий черноглазый мужчина в выцветшем синем комбинезоне, синей рабочей рубашке и с обрезом двуствольного дробовика в руках.
- Эй, ты! Брось пушку! - сказал он сердито.
Я открыл было рот, собираясь что-нибудь сказать. Палец черноглазого на спусковом крючке напрягся. Моя пушка выстрелила - честное слово, я был тут ни при чем - пуля ударила в ствол дробовика и аккуратно вышибла его из рук мужчины. Ружье грохнулось на пол, пес отскочил футов, наверное, на семь в сторону и тут же снова присел.
С выражением крайнего недоверия на лице мужчина поднял руки кверху.
Я не мог упустить момент и сказал:
- Бросьте и ваш, леди.
Она облизала губы, опустила пистолет и отошла от распростертого на полу тела. Мужчина сказал:
- Черт, не стреляй в него. Я сам с ним управлюсь.
Я моргал, ничего не понимая. Потом до меня дошло: он боялся, что я застрелю пса. За себя он не беспокоился. Я слегка опустил люгер:
- В чем дело?
- Этот... пытался хлороформом... его, боевого пса!
Я сказал:
- Угу. Может, если у вас есть телефон, вызовете скорую? С такой дырой на шее Шарп долго не протянет.
Женщина чуть слышно проговорила:
- Я думала, вы из полиции.
Я ничего не ответил. Вдоль стены она прошла к заваленному старыми газетами подоконнику и протянула руку к стоящему с краю телефону.
Я посмотрел вниз на маленького ветеринара. Кровь больше не текла из его шеи. Лицо у него было белее всех лиц, какие я когда-либо видел.
- Не надо скорую, - сказал я женщине. - Звоните прямо в полицейское управление.
Человек в комбинезоне опустил руки и, встав на одно колено и похлопывая по полу, ласково заговорил с собакой.
- Спокойно, старина, спокойно. Мы тут теперь все друзья. Все друзья. Спокойно, Фосс.
Собака зарычала и слегка приподнялась на задних лапах. Человек продолжал говорить с ней. Собака перестала рычать, и вздыбленная шерсть на ее загривке улеглась. Человек в комбинезоне продолжал тихонько уговаривать животное.
Женщина у подоконника положила трубку и сказала:
- Выехали. Думаешь, управишься, Джерри?
- Безусловно, - ответил мужчина, не сводя с собаки глаз.
Та легла теперь животом на пол, открыла пасть и высунула язык. С языка капала слюна - розовая слюна, - перемешанная с кровью. С одной стороны морды вся шерсть была в кровавых пятнах.

3
Человек, которого звали Джерри, говорил:
- Эй, Фосс. Эй, Фосс, дружок. Ты теперь в порядке. Ты в полном порядке.
Собака тяжело дышала и не шевелилась. Человек выпрямился, вплотную подошел к ней и потянул за ухо. Собака отвернулась и позволила к себе прикоснуться. Человек погладил ее по голове, расстегнул растерзанный намордник и снял его.
Он встал, держа кусок оборванной цепи, собака послушно встала вслед за ним и вместе с ним вышла через двустворчатую дверь в заднюю комнату.
Я слегка подвинулся, чтобы не стоять напротив задней двери. У Джерри могли быть еще дробовики. В его лице было что-то, что меня беспокоило. Словно я где-то раньше уже видел его, только довольно давно или, может быть, на фотографии в газете.
Я взглянул на женщину. Красивая брюнетка лет тридцати с небольшим. Дешевое ситцевое платье не подходило к ее изящно изогнутым бровям и длинным ухоженным рукам.
- Как это случилось? - небрежно, словно это не имело большого значения, спросил я.
Она отозвалась хриплым, скрипучим голосом, как будто ей больно было говорить:
- Мы живем здесь уже с неделю. Сняли этот дом вместе с обстановкой. Я была на кухне, Джерри во дворе. Тут к дому подъезжает машина, и этот коротышка топает к крыльцу так, будто он живет тут всю жизнь. Наверное, я забыла запереть калитку. Приоткрыв заднюю дверь, я увидела, как он заталкивает собаку в чулан, и тут же почувствовала запах хлороформа. А потом все произошло так быстро, что я успела только схватить пистолет, крикнуть Джерри из окна и войти в комнату как раз в тот момент, когда вломились вы. Вы-то кто?
- Когда вы вошли, все уже кончилось? Пес уже дожевывал Шарпа?
- Да, если этого типа зовут Шарп.
- Вы с Джерри его не знали?
- Впервые вижу. Собаку тоже. Но Джерри любит собак.
- Лучше смените пластинку. Джерри называл собаку по имени Фосс.
Глаза ее стали жесткими, рот упрямо сжался.
- Я думаю, вы ошиблись, - голос ее зазвенел от гнева. - И вы забыли сказать, кто вы такой.
- А кто такой Джерри? - спросил я. - Я его где-то видел. Кажется, на картинке. Откуда у него обрез? Вы что, не думаете о том, что полиция сейчас будет задавать те же вопросы?
Она прикусила губу, потом внезапно поднялась и подошла к валявшемуся на полу дробовику. Я, следя, чтобы она не хваталась за собачку, дал ей подобрать его. Она вернулась к подоконнику и засунула обрез под газеты.
Потом обернулась ко мне.
- О'кей, сколько вы хотите? - спросила она мрачно.
Я сказал:
- Собака краденая. Хозяйка ее пропала. Меня наняли ее разыскать. Шарп сказал, что собаку ему оставили люди, очень похожие, судя по описанию, на вас с Джерри. Их фамилия была Фосс. Они переехали на восток. Слыхали когда-нибудь про леди по имени Изабель Снейр?
Женщина одними только губами беззвучно ответила:
- Нет, - и уставилась на кончик моего подбородка.
Человек в комбинезоне вернулся через заднюю дверь, утирая лицо рукавом синей рабочей рубахи. Новых дробовиков при нем не было. На меня он едва взглянул, без особого интереса. Я сказал:
- Я мог бы помочь вам распутаться с законом, если бы вы подбросили мне какую-нибудь мысль насчет этой девочки Снейр.
Женщина глядела на меня, поджав губы. Мужчина же снисходительно улыбнулся, словно держал на руках все козыри. Вдалеке завизжали шины огибающей на большой скорости какой-то угол машины.
- Ладно, хватит играть в прятки, - сказал я быстро. - Шарп струсил. Он привез собаку туда, откуда забрал ее. Наверное, он думал, что в доме никого нет. Конечно, хлороформ не лучшая мысль, но малыш был перепуган до смерти.
Они не издали ни звука, ни он, ни она. Просто стояли, уставившись на меня, и все.
- О'кей, - сказал я и шагнул в угол комнаты, - я думаю, что вы - пара порядочных подонков. Если сейчас приедет не полиция, я буду стрелять. Не думайте, что я шучу.
Женщина очень спокойно ответила:
- Позаботься лучше о себе, советчик вшивый. Машина промчалась вдоль улицы, затем по дорожке
и резко затормозила у крыльца. Я быстро выглянул наружу, увидел красную мигалку над ветровым стеклом, буквы Д и П сбоку - "департамент полиции". Из машины вывалились два здоровых костолома в штатском. Грохнула железная калитка, топот по ступенькам. Тяжелый кулак забарабанил в дверь. Я крикнул:
- Открыто.
Дверь распахнулась, и два фараона с пушками наготове ворвались в комнату.
Они тут же застыли на месте, уставившись на то, что лежало на полу. Револьверы были направлены на Джерри и на меня. Меня держал на мушке краснорожий верзила в мешковатом сером костюме.
- Руки! Быстро! Бросить оружие! - рявкнул он густым басом.
Я поднял руки, но не выпустил свой люгер.
- Полегче, - сказал я. - Его прикончила собака, а не пуля. Я частный сыщик из Сан-Анджело. Я тут по делу.
- Да ну? - он тяжело надвинулся на меня, воткнул свою пушку мне в живот. - Может, и так, детка. Мы разберемся.
Он поднял руку, вынул из моих пальцев пистолет и понюхал его, не отнимая от меня своего.
- Только что стрелял, так? Прекрасненько! Кругом марш!
- Но послушайте...
- Поворачивайся кругом, детка.
Я медленно повернулся. Я еще поворачивался, а он уже сунул свой пистолет в боковой карман и потянулся к бедру.
Я должен был сообразить, что это значит, но не успел. Может, я и слышал свист дубинки. Почувствовать-то ее я должен был наверняка. Но единственное, что я помню, это внезапно разлившееся у меня под ногами озеро тьмы. Я окунулся в него и пошел ко дну... ко дну...

4
Когда я очнулся, комната была полна дыма. Дым висел в воздухе тонкими вертикальными полосами, как занавеска из бус. Два окна в дальней стене были вроде бы открыты, но дым стоял неподвижно. Комнаты этой я никогда раньше не видел.
Я немного полежал, размышляя, потом разинул рот и завопил во всю глотку:
- Пожар!
После этого я снова повалился на кровать и принялся смеяться. Звук моего смеха мне не понравился. В нем было что-то идиотское, это даже я заметил.
Где-то послышались торопливые шаги, звякнул в замке ключ, и дверь отворилась. Человек в коротком белом халате пристально посмотрел на меня. Я немного повернул голову и сказал:
- Извини, Джек. Это не в счет. Это так, вырвалось.
Он сердито нахмурился. Лицо у него было маленькое, жесткое; глазки-бусинки. Я его не знал.
- Может, опять хочешь смирительную рубашку? - ухмылка у него была издевательская.
- Я в порядке, Джек, - сказал я. - В полном порядке. Я, пожалуй, сейчас вздремну немножко.
- Так-то лучше, - проворчал он.
Дверь захлопнулась, в замке повернулся ключ, шаги удалились.
Я лежал тихо и смотрел на дым. Теперь-то я знал, что на самом деле никакого дыма не было. Наверное, была уже ночь, потому что внутри фарфоровой лампы, висевшей на трех цепях под потолком, горел свет. Кругом лампы по краю шли, через один, маленькие разноцветные, оранжевые и синие, выступы. Пока я глядел на них, они вдруг раскрылись, как маленькие иллюминаторы, и из них высунулись маленькие, похожие на кукольные, головки, только живые. Там был человек в спортивной кепке, и пышная, пьяная блондинка, и какой-то тощий тип с криво сидящей бабочкой на шее, пристававший ко мне с одним и тем же вопросом:
- Какой бифштекс вам угодно, сэр, с кровью или средней поджаристости?
Я ухватился за край грубой простыни и вытер пот с лица. Потом сел и спустил ноги на пол. Ноги оказались босыми. Одет я был во фланелевую пижаму.
Сперва ноги мои ничего не чувствовали. Через какое-то время я попытался встать, и тут в них впились тысячи иголок и булавок. Потом пол вдруг ушел у меня из-под ног, и мне пришлось схватиться за спинку кровати. Но я все-таки встал и пошел.
Голос за моей спиной сказал:
- У тебя белая горячка. У тебя белая горячка. У тебя белая горячка.
Судя по всему, голос был мой собственный.
На маленьком белом столике в простенке между двух окон я увидел бутылку виски и потихоньку направился туда. Бутылка оказалась до половины полная. Это был "Джонни Уокер". Я взял ее, сделал длинный глоток из: горлышка и поставил на место.
Вкус у виски был странный. Пока это до меня медленно доходило, я успел заметить в углу помещения раковину. Я как раз вовремя доплелся до нее, и меня вырвало.
Я вернулся к кровати и лег. После рвоты я почувствовал жуткую слабость, зато комната выглядела теперь более правдоподобно. Фантастические головки исчезли. Я разглядел железные решетки на обоих окнах, тяжелый деревянный стул. Кроме него и белого столика с какой-то подмешанной в виски наркотической отравой, никакой мебели в комнате не было. Дверца стенного шкафа была закрыта, вероятно, заперта на замок. Кровать была больничная, с двумя кожаными петлями, приделанными с обеих сторон там, где должны находиться кисти рук лежащего человека. В общем, своего рода тюрьма.
Я повернулся на бок и сморщился от боли в левой руке. Закатав широкий рукав, я увидел пониже плеча десятка с полтора точек от уколов с черно-синим ободком вокруг каждой.
Видно, меня, чтобы утихомирить, здорово накачали наркотиками, вот откуда эти приступы белой горячки. Отсюда и дым, и говорящие головки на лампе. Так что виски с подмешанной в него дрянью предназначалось, видимо, для лечения кого-то другого.
Я снова встал и начал ходить взад-вперед. Спустя немного выпил воды из-под крана, походил и выпил еще. Полчаса методического повторения той же процедуры - и я был готов с кем-нибудь побеседовать.
Дверца стенного шкафа была заперта, а стул оказался для меня слишком тяжелым. Я стянул с кровати белье и спихнул матрас на пол. Под ним была проволочная сетка, укрепленная в ногах и в изголовье двумя тяжелыми стальными пружинами дюймов по девять длиной. Чтобы вынуть одну из них, мне пришлось потратить еще полчаса и приложить к этому неимоверные усилия.
Я немного передохнул, попил холодной воды и подошел к двери.
- Пожар! - заорал я во всю мощь своих легких. - Пожар!
Ждать пришлось недолго. Снаружи в коридоре послышались быстрые шаги, ключ ткнулся в дверь, замок щелкнул. Маленький человечек с глазами-бусинками, в коротком белом халате в бешенстве распахнул дверь, шаря глазами по кровати.
Я стукнул его стальной пружиной в челюсть, а потом, когда он пошатнулся, опустил ее ему на затылок. Он здорово сопротивлялся, и мне пришлось схватить его за горло и наступить коленкой на лицо. Коленка у меня заболела. Как чувствовало себя его лицо, он не сказал.
Я вытащил у него из заднего кармана дубинку, вынул из двери ключ и запер ее изнутри. В связке оказались и другие ключи. Один из них подошел к моему стенному шкафу. Я долго и тупо глядел на свою одежду. Потом медленно, кое-как шевеля негнущимися пальцами, оделся. Человек на полу не двигался.
Я запер его и ушел.

5
Из тихого широкого коридора с паркетным полом и ковровой дорожкой посередине белые дубовые перила, плавно изгибаясь, спускались в большой холл первого этажа. Там было несколько закрытых дверей - больших, тяжелых, старомодных. За дверьми ни звука. Я спустился по ковровой дорожке на цыпочках, держась за перила.
Двери матового стекла вели из холла в вестибюль, откуда был выход на улицу. Когда я спустился, раздался телефонный звонок. За полуотворенной дверью, из которой в полутемный холл падала полоска света, мужской голос заговорил по телефону.
Я подкрался к двери и, заглянув внутрь, увидел за письменным столом мужчину с телефонной трубкой у уха. Я подождал, пока он повесит трубку, и вошел.
У него было бледное, костлявое, хмурое лицо, по бокам вытянутого длинного черепа вились зализанные вверх на лысину редкие каштановые волосы. Он вскинул на меня глаза, и рука его метнулась к кнопке на столе.
Я осклабился и сказал:
- Лучше не надо, начальник. Я человек отчаянный. Мне терять нечего, - и показал ему дубинку.
На его губах застыла улыбка мороженой рыбы. Длинные бледные руки шевелились над столом, как две больные бабочки. Одна из них начала медленно продвигаться к боковому ящику стола.
Он с трудом заставил непослушный язык шевельнуться:
- Вы были очень больны, сэр. Очень серьезно больны. Я бы вам не советовал...
Я резко стукнул дубинкой по его руке, подкрадывающейся к ящику. Она сжалась, как слизняк на горячем противне. Я сказал:
- Не болен, начальник Просто нашпигован наркотиками почти до полного маразма. Я хочу выйти отсюда и еще хочу нормального виски. Доставайте.
Он перебирал пальцами по столу.
- Меня зовут доктор Сандстрэнд, и здесь частный госпиталь, а не тюрьма.
- Виски, - заревел я. - Дальше объяснять не надо. Частный дурдом. Неплохая работенка. Виски.
- В медицинском шкафу, - сказал он, одышливо ловя ртом воздух.
- Руки за голову.
- Боюсь, что вы об этом пожалеете.
Я перегнулся через стол, открыл ящик, к которому безуспешно подкрадывалась его рука, и достал оттуда автоматический пистолет. Я отложил дубинку и, обогнув стол, открыл медицинский шкафчик на стене. В нем стояли пинтовая бутыль бурбона и три стакана. Я взял два.
Разлив виски, я протянул ему стакан:
- Вам первому, начальник.
- Я... Я не пью. Я абсолютно не переношу алкоголя, - забормотал он.
Я снова подобрал свою дубинку. Он быстро отхлебнул глоток. Я наблюдал за ним. Кажется, виски ему не повредило. Я понюхал свой стакан и опрокинул его в глотку. Подействовало. Я опрокинул и второй и сунул бутылку в карман пиджака.
- О'кей, - сказал я. - А теперь колись: кто засунул меня сюда? Давай быстрей, я тороплюсь.
- По-полиция, разумеется.
- Какая полиция?
Плечи его глубже вжались в спинку кресла. Вид у него был больной.
- Человек по имени Гэлбрейт подписался под жалобой как свидетель. Все строго законно, уверяю вас. Он офицер.
Я спросил:
- С каких это пор фараон имеет право подписывать жалобу для оформления в психушку?
Он ничего не ответил.
- Кто колол мне наркотики до того, как меня привезли сюда?
- Этого я не могу знать. Я предполагаю, что препарат действовал уже довольно долго.
Я потрогал подбородок.
- Два дня. Им бы следовало пристрелить меня. Меньше возни. Пока, начальник.
- Если вы выйдете отсюда, - сказал он тонким голосом, - вас тут же арестуют.
- Ну, за то, что я просто вышел, еще не арестуют, - сказал я мягко.
Когда я выходил, он все еще держал руки за головой.
Дверь на улицу была заперта на ключ, задвижку и на цепочку. Но никто, пока я ее отпирал, не пытался остановить меня. Я вышел на старомодное крыльцо, спустился по обсаженной цветами широкой дорожке. В темноте на дереве запел пересмешник. От улицы участок был отгорожен белым деревянным забором. Это был дом на углу Двадцать девятой улицы и Дескансо.
Я прошел четыре квартала на восток до автобусной остановки. Никто не поднимал тревоги, не было видно и машины, обшаривающей фарами дома. Я спокойно дождался автобуса и поехал в центр города, а там отправился в турецкие бани: парилка, душ Шарко, массаж, бритье и остаток виски.
После этого я мог есть. Я поел и пошел не в свою гостиницу, зарегистрировался не под своим именем. Местная газета, которую я прочел за следующей бутылкой виски и содовой, известила меня о том, что некий доктор Шарп был найден мертвым в нежилом меблированном доме на Каролина-стрит. Полиция до сих пор ломает голову над этой неразрешимой загадкой, никакого ключа к разгадке найти пока не удалось.
Дата выхода газеты известила меня о том, что без моего ведома и согласия жизнь мою укоротили на сорок восемь часов с лишним.
Я лег в постель, заснул, видел кошмарные сны и просыпался в холодном поту. Это были последние симптомы. Утром я встал здоровым человеком.

6
Шеф полиции Фулвайдер был приземистый толстяк с беспокойными глазами и рыжими волосами того оттенка, который на солнце кажется ярко-розовым. Он был очень коротко острижен, и розовый череп его просвечивал сквозь розовые волосы. На нем был желто-коричневый фланелевый костюм с накладными карманами и рельефными швами, скроенный так, как не всякий портной сможет скроить фланель.
Он пожал мне руку, повернулся на стуле и закинул ногу за ногу, демонстрируя мне французские фильдеперсовые носки по три или четыре доллара за пару и толстые английские башмаки орехового цвета, ручная работа, пятнадцать-восемнадцать долларов, и то если по сниженным ценам.
Я решил, что у него, наверное, жена с деньгами.
- А, Кармади, - сказал он, по стеклу на столе подвигая к себе мою карточку. - Через два "а", да? По делу к нам сюда приехали?
- Мелкие неприятности, - сказал я. - Вы можете это уладить, если захотите.
Он выпятил грудь, махнул розовой рукой и заговорил на полтона ниже:
- Неприятности, - сказал он. - В нашем городке они случаются нечасто. Город наш маленький, но очень, очень чистый. Вот я смотрю из своего окна на запад и вижу Тихий океан. Что может быть чище? Смотрю на север - бульвар Аргелло и подножия холмов. На восток - чудеснейший маленький деловой центр, самый чистый в мире, а за ним райские кущи ухоженных домиков и садов. На юг - если бы у меня было южное окно - я бы увидел самую чудесную маленькую пристань для яхт, какая только возможна на свете.
- Свои неприятности я принес с собой, - сказал я. - Вернее, часть - другая часть, наверное; прибежала раньше меня. Девушка по имени Изабель Снейр удрала из дому в большом городе, а ее собаку видели здесь. Я разыскал собаку, но люди, у которых она была, решили пойти на любые неприятности, лишь бы заткнуть мне рот.
- Вот как? - спросил шеф с отсутствующим видом. Его брови поползли на лоб. Я, честно говоря, уже не очень хорошо понимал, кто тут кого водит за нос - я его или он меня.
- Повернуть бы ключик в двери, а? - сказал он. - Вы все-таки помоложе меня.
Я встал, повернул ключ, вернулся на место и достал сигарету. За это время на столе у шефа уже очутились бутылка, судя по виду, именно того, что нужно, две стопочки и горсть кардамоновых зерен.
Мы выпили, и он щелкнул в зубах три или четыре зернышка. Мы жевали кардамон и глядели друг на друга.
- Ну, давайте выкладывайте, - сказал он. - Теперь я в состоянии воспринимать.
- Слыхали когда-нибудь про типа по прозвищу Фермер Сейнт?
- Слыхал ли я! - он грохнул кулаком по столу так, что запрыгали кардамоновые зернышки. - Да на нем висит чуть не сотня дел. Ведь это тот, который чистит банки?
Я кивнул, стараясь как-нибудь незаметно заглянуть ему в глаза.
- Он работает вместе с сестрой по имени Диана. Они одеваются по-деревенски и обрабатывают государственные банки в маленьких городках. Отсюда его прозвище - Фермер. За сестрой его тоже много чего есть.
- Я безусловно хотел бы прибрать к рукам эту парочку, - твердо сказал шеф.
- Тогда почему же вы, черт побери, этого не сделали? - спросил я.
Я совру, если скажу, что он стукнулся об потолок, но он разинул рот так широко, что я испугался, как бы его нижняя челюсть не ударилась о коленку. Глаза вылупились, как два печеных яйца. Струйка слюны потекла по жирной складке в уголке рта. Наконец он захлопнул рот с изяществом парового экскаватора.
Если это была игра, то он был великий актер.
- Повторите еще раз, - прошептал он.
Я вынул из кармана сложенную газету, развернул и показал ему колонку.
- Посмотрите это сообщение об убийстве Шарпа. Ваша местная газета работает из рук вон плохо. Тут говорится, что неизвестный позвонил в департамент, ребята выехали туда и нашли труп в пустом доме. Это чушь собачья. Я там был. Фермер Сейнт с сестрой там был. Ваши ребята были там вместе с нами.
- Предательство! - завопил он вдруг. - Предатель в департаменте.
Его лицо стало серым, как мышьяковая липучка для мух. Дрожащей рукой он опрокинул еще две рюмки.
Теперь была моя очередь щелкать кардамоновые семечки.
Он опрокинул одним глотком еще стопочку и нашарил на столе коробку селектора. Я уловил фамилию Гэлбрейт. Я пошел и отпер дверь.
Ждать нам пришлось не очень долго, но шеф успел опрокинуть еще две стопки. Цвет лица его заметно улучшился.
Тут дверь открылась, и через порог лениво переступили кожаные мокасины того самого рослого рыжего полисмена, который оглушил меня дубинкой. В зубах его торчала трубка, руки в карманах. Он прикрыл плечом дверь и небрежно прислонился к ней спиной.
Я сказал:
- Привет, сержант.
Он взглянул на меня так, словно хотел бы расквасить мне физиономию и сделать это по возможности не торопясь.
- Значок на стол! - заорал толстый шеф. - Значок! Вы уволены!
Гэлбрейт подошел к столу, оперся на него локтем и наклонил лицо почти к самому носу шефа.
- Что за шуточки? - спросил он басом.
- Фермер Сейнт был у вас в руках, и вы его упустили, - орал шеф. - Вы и этот кретин Дункан. Вы позволили ему ткнуть вас дробовиком в брюхо и смыться. Все. Вы уволены. У вас теперь будет не больше шансов найти работу, чем у маринованной устрицы. Давайте значок!
- Какого черта вы лезете ко мне с каким-то Сейнтом? Кто это такой? - спросил Гэлбрейт равнодушно, выпуская дым в лицо шефу.
- Он не знает! - рыдающим голосом обратился шеф ко мне. - Он не знает! Вот с каким человеческим материалом мне приходится работать.
- В каком смысле работать? - небрежно поинтересовался Гэлбрейт.
Толстый шеф вскочил, словно его ужалила в нос пчела. Он сжал мясистый кулак и двинул Гэлбрейта в челюсть с сокрушительной, по всей видимости, силой. Голова Гэлбрейта откачнулась примерно на полдюйма.
- Не надо, - сказал он. - А то надорвете пупок, и что тогда будет с департаментом?
Он оглянулся на меня и снова посмотрел на Фулвайдера:
- Сказать ему?
Фулвайдер тоже взглянул на меня, чтобы проверить, какое впечатление произвел спектакль. Рот у меня был разинут, а на лице столько же понимания, сколько у деревенского мальчика на уроке латыни.
- Ну скажи, - проворчал он, сжимая и разжимая кулак.
Гэлбрейт закинул толстую ногу на угол стола, выбил трубку, потянулся за бутылкой и налил себе виски в стакан шефа. Он вытер губы и широко осклабился. Рот у него был такой, что дантист мог бы засунуть туда по локоть обе руки.
- Когда мы с Дунком сунулись в эту малину, - сказал он спокойно, - ты лежал холодненький на полу, а над тобой стоял долговязый тип с дубинкой. Баба стояла у подоконника возле кучи газет. О'кей. Долговязый начинает вешать нам какую-то лапшу на уши, тут где-то позади начинает выть собака, и мы оборачиваемся в ту сторону, а баба в это время вынимает из-под газет двенадцатикалиберный обрез и показывает нам. Что нам оставалось делать? Только постараться быть паиньками. Она не могла промазать, а мы могли. У долговязого в штанах оказались еще пушки, и они связали нас как миленьких и запихали в чулан, а там было достаточно хлороформа, чтобы успокоить кого хочешь без всяких веревок. Потом мы услышали, как они отчалили на двух машинах. Когда мы выбрались, жмурик валялся там один. Так что нам пришлось состряпать эту штуку для газет попристойнее. Никаких новых концов мы до сих пор не нашли. Ну как, вяжется с твоей историей?
- Неплохо, - сказал я. - Насколько я помню, эта женщина сама звонила в полицию. Но я, конечно, мог ошибиться. Все остальное отлично увязывается с тем, что я лежал оглушенный на полу и ничего больше про это не знаю.
Гэлбрейт посмотрел на меня довольно злобно. Шеф разглядывал свой большой палец.
- Я пришел в себя в частном дурдоме, где лечат наркотиками и виски, на Двадцать девятой улице, - сказал я. - Хозяина зовут Сандстрэнд. Они накачали меня до такой степени, что я думал, будто я любимый десятицентовик Рокфеллера, и все старался прыгнуть орлом вверх.
- А, этот Сандстрэнд, - задумчиво произнес Гэлбрейт. - Этот тип давно уже зудит у нас как блоха в штанах. Может, мы сходим и дадим ему в морду, шеф?
- Ясно, что это Фермер Сейнт отправил туда Кармади, - задумчиво произнес Фулвайдер. - Значит, у них должна быть какая-то связь. Я думаю, вам, пожалуй, стоит съездить. И возьмите с собой Кармади. Как, хотите туда прокатиться? - спросил он меня.
- Неужто нет? - откликнулся я с энтузиазмом.
Гэлбрейт посмотрел на бутылку. Он проговорил осторожно:
- За этого Сейнта и его сестру объявлено по куску вознаграждения. Если мы их возьмем, как будем делить?
- Я не в счет, - сказал я. - Я на твердом жалованье с покрытием всех расходов.
Гэлбрейт снова осклабился. Он качался на каблуках, и ухмылка его излучала самое густое дружелюбие.
- Ладненько. Машина ваша у нас в гараже внизу. Насчет нее нам позвонил какой-то япошка. Поедем на ней - мы с вами вдвоем.
- Может, вам нужна помощь, Гэл, - неуверенно пробурчал шеф.
- М-м-м. Нас с ним вдвоем и так целая куча. Он крутой мальчик, иначе бы он тут сейчас не разгуливал.
- Отлично, - радостно сказал шеф. - Еще по маленькой на дорожку.
Но он все еще был не в своей тарелке. Он забыл про свой кардамон.

7
При дневном свете это было приятное место. Под окнами густо цвели кремово-желтые бегонии, анютины глазки большим круглым ковром устилали подножие акации. Алая вьющаяся роза на шпалере закрывала одну сторону дома, а с другой стороны, у стены гаража, нежно щебетали среди душистого горошка бронзово-зеленые колибри.
Можно было подумать, что здесь живет какая-нибудь состоятельная пожилая пара, приехавшая к океану только для того, чтобы получить на старости лет как можно больше солнца.
Гэлбрейт сплюнул на подножку моей машины, выбил свою трубку, распахнул калитку и, поднявшись по дорожке, прижал большим пальцем медную кнопку звонка.
Мы подождали. В двери приоткрылось окошко, и длинное желтое лицо санитарки выглянуло к нам из-под крахмального чепчика.
- Открывайте, полиция, - прорычал Гэлбрейт.
Лязгнула цепочка, отодвинулась задвижка. Дверь отворилась. За ней стояла санитарка шести футов росту, с длинными руками и огромными кистями - идеальный подручный палача. Вдруг с ее лицом что-то случилось - я не сразу сообразил, что это была улыбка.
- Да это же мистер Гэлбрейт, - прощебетала она высоким и в то же время гортанным голосом. - Как поживаете, мистер Гэлбрейт? Желаете видеть доктора?
- Ага, и сию минуту, - проворчал рослый полисмен, протискиваясь позади нее.
Мы прошли в холл. Дверь офиса была закрыта. Гэлбрейт толкнул ее. Я стоял за его спиной, а за моей все еще чирикала огромная санитарка.
Абсолютно непьющий доктор Сандстрэнд освежался с утра пораньше из новенькой литровой бутылки виски. Его редкие, мокрые от пота волосы колечками прилипли к вискам, а на костлявой маске лица появилось, кажется, много новых морщин, которых еще не было вчера вечером.
Он поспешно отдернул руку от бутылки и одарил нас своей чарующей улыбкой мороженой рыбы. Он заметно нервничал и поэтому заговорил с нами возбужденно:
- В чем дело? В чем дело? Я, кажется, распорядился...
- Э, уймитесь, - сказал Гэлбрейт и плюхнулся на стул напротив доктора. - Катись, сестра.
Санитарка еще что-то прочирикала и вышла. Дверь закрылась. Доктор Сандстрэнд разглядывал мое лицо. Вид у него был не очень счастливый.
Гэлбрейт, поставив оба локтя на стол, подпирал кулаками свою выдающуюся челюсть. Он не сводил неподвижного ядовитого взгляда с сидевшего как на иголках доктора.
Прошло, кажется, ужасно много времени, пока он не сказал почти нежно:
- Где Фермер Сейнт?
Доктор выпучил глаза. Его кадык так и запрыгал над воротом халата. Судя по его зеленоватым глазам, у него начиналось разлитие желчи.
- Не виляй! - загремел Гэлбрейт. - Нам все известно насчет ваших больничных делишек. Завели тут убежище для уголовников, приторговывая наркотиками и бабами. Но на этот раз вы пересолили, когда упрятали сюда этого сыщика из большого города. Тут вам не помогут выпутаться даже ваши тамошние покровители. Ну давайте, где Сейнт? И где эта девчонка?
Мне казалось, что я вроде бы ни разу не упоминал при Гэлбрейте об Изабель Снейр - если он имел в виду эту девчонку.
Рука доктора Сандстрэнда блуждала по столу. Он и раньше заметно нервничал, но теперь неподдельное изумление парализовало его окончательно.
- Где они? - снова заорал Гэлбрейт.
Большая дверь отворилась, и на пороге опять появилась санитарка-великанша.
- Пациенты, мистер Гэлбрейт. Пожалуйста, не забывайте о пациентах, мистер Гэлбрейт.
- Проваливай, - бросил ей Гэлбрейт через плечо, не оборачиваясь.
Она осталась стоять у двери. Сандстрэнд наконец обрел голос. Впрочем, это был не голос, а лишь слабый его отзвук. Он сказал еле слышно:
- Как будто вы не знаете.
Тут рука его молниеносно метнулась к карману халата и назад, поблескивая дулом револьвера. Гэлбрейта сдуло со стула в сторону. Доктор выстрелил в него дважды и дважды промазал. Я взялся за пистолет, но не стал вынимать его. Гэлбрейт, лежа на полу, смеялся. Правая рука его пошарила под мышкой и вынырнула оттуда с люгером, похожим на мой. В ту же секунду раздался выстрел.
Длинное лицо доктора не изменилось. Я не увидел, куда попала пуля. Голова его стала наклоняться вперед и ударилась о крышку стола, пистолет с грохотом свалился на пол. Он лежал лицом на столе и не шевелился.
Гэлбрейт направил свою пушку на меня и поднялся с пола. Я снова посмотрел на пистолет. Теперь я был уверен, что он мой.
- Замечательный способ получить информацию, - заметил я, ни к кому в особенности не обращаясь.
- Убери руки, сыщик. Ты в эту игру не играешь.
Я убрал руки.
- Неглупо, - сказал я. - Я полагаю, всю сцену разыграли только для того, чтобы убрать дока.
- Он стрелял первым, разве нет?
- У-гу, - согласился я вяло. - Он стрелял первым.
Санитарка бочком пробиралась вдоль стены в мою сторону. С того момента, как Сандстрэнд потянулся к пистолету, она не издала ни звука. Теперь она уже почти поравнялась со мной. Слишком поздно я вдруг увидел, как сверкнули костяшки ее увесистого кулака. Увидел, что рука ее густо заросла волосами.
Я увернулся, но недостаточно быстро. Сокрушительный удар, казалось, расколол мою голову пополам. Меня отшвырнуло к стене, колени наполнились водой, а мозг изо всех сил старался удержать правую руку в кармане, не давая ей выхватить пистолет.
Я выпрямился. Гэлбрейт выжидательно косился на меня.
- Не слишком ловко вышло, - сказал я. - Мой люгер все еще у тебя. Постановочка немножко не удалась, а?
- Я смотрю, ты просек, в чем дело, сыщик?
В наступившей паузе раздался визгливый голос санитарки:
- Бог ты мой, у этого парня башка как слоновья нога. Я об нее весь кулак себе разбил к чертям собачьим.
В маленьких глазках Гэлбрейта стояла смерть.
- Что там наверху? - спросил он санитарку.
- Вчера ночью оттуда убрали всех. Что, может, стукнуть его еще разок?
- Зачем? Он ведь не стал хвататься за пушку. Он не по зубам тебе, детка. Пусть покушает свинца.
Я сказал:
- На такой работе вам надо бы брить детку два раза в день.
Санитарка ухмыльнулась и сдвинула накрахмаленный чепчик с длинным белокурым париком набекрень. Из-под белого халата она, точнее, он достал пистолет.
Гэлбрейт сказал:
- Это была самозащита, ясно? Ты стал ссориться с доком, но он стрелял первым. Веди себя смирно, и мы с Дунком так это и запомним.
Левой рукой я почесал подбородок.
- Послушай, сержант. Я не хуже других понимаю шутки. В том доме на Каролина-стрит ты жахнул меня дубинкой и не стал об этом рассказывать. И я тоже не стал. Я решил, что у тебя были на то причины и что в свое время ты мне о них расскажешь. Я, может, и сам догадываюсь, что это за причины. Я думаю, ты знаешь, где Сейнт, или можешь узнать. А Сейнт знает, где эта девочка Снейр, потому что у него была ее собака. Давай договоримся так, чтобы каждый из нас получил то, что ему надо.
- Мы уже получили, что хотели, болван. Я обещал доку, что привезу тебя назад и дам ему поиграть с тобой. Я оставил тут Дунка, одетого санитаркой, чтобы он помог доку с тобой управиться. Но на самом деле мы хотели управиться с ним.
- Ясно, - сказал я. - А что же получаю от этого я?
- Ну, может, поживешь чуть подольше.
Я сказал:
- Ага. Ты только не подумай, что я тебя разыгрываю, но взгляни на окошко в стене позади тебя.
Гэлбрейт не пошевелился и ни на секунду не отвел от меня глаз. Довольная ухмылка скривила его губы.
Дункан, актер на дамские роли, глянул - и заорал не своим голосом.
Маленькое квадратное закрашенное окошко высоко в углу задней стены комнаты распахнулось совершенно бесшумно. Я смотрел туда, мимо Гэлбрейтова уха, прямо в черное дуло автомата на подоконнике, в жесткие черные глаза позади него.
Голос, который, когда я слышал его в последний раз, успокаивал собаку, произнес:
- Как насчет того, чтобы бросить железку, сестренка? А ты, у стола, клешни вверх!

8
Верзила-полицейский задохнулся. Потом лицо его словно окаменело. Он стремительно развернулся, и люгер громко, резко кашлянул - один раз.
Я упал на пол в тот момент, когда автомат дал короткую очередь. Гэлбрейт скорчился у стола и рухнул на пол, странно вывернув ноги. Из носа и изо рта его выступила кровь.
Полицейский в халате санитарки стал бледнее накрахмаленного чепчика. Его пистолет отскочил в сторону, а руки пытались уцепиться за потолок.
Наступила невероятная, оглушительная тишина. Воняло пороховым дымом. Фермер Сейнт заговорил, обращаясь со своего насеста у окошка к кому-то в саду.
Где-то громко открыли и захлопнули дверь, кто-то пробежал по холлу. Дверь нашей комнаты широко распахнулась. Вошла Диана Сейнт с парой автоматических пистолетов. Высокая, красивая женщина, изящная и смуглая, с распущенными черными волосами, две тонкие руки в перчатках держали по пистолету.
Я поднялся с пола, подняв вверх обе руки. Она обратилась к Сейнту, не глядя в его сторону:
- О'кей, Джерри. Я их подержу.
Голова, плечи и автомат Сейнта исчезли из оконного проема, остались только синее небо и тонкие, редкие ветви какого-то высокого дерева.
Послышался тяжелый стук - это прыгнули с лестницы на деревянное крыльцо. Теперь нас было в комнате пять статуй, из них две опрокинутые.
Кому-то надо было двинуться с места. Ситуация требовала еще двух трупов. У Сейнта не было другого выхода. Ему нужно было чисто убрать за собой.
Мой трюк не сработал первый раз, когда он не был трюком. Я решил попробовать еще раз, когда он уже им был. Я взглянул поверх плеча женщины, растянул на лице зверскую ухмылку и сказал хрипло:
- Привет, Майк. Как раз вовремя.
Я, конечно, не обманул ее, но зато вывел из себя. Она напряглась и выстрелила в меня из правого пистолета. Для женщины пистолет был великоват - отдача заставила руку дрогнуть. Вместе с ней дрогнула и вторая. Я не заметил, куда попала пуля. Я бросился под пистолеты.
Плечом я ударил ее в бедро. Она качнулась назад и стукнулась головой о косяк двери. Я довольно-таки нелюбезно вышиб пистолеты у нее из рук, захлопнул дверь и дотянулся до ключа. Повернув его, я поскорее отполз от острого высокого каблука, норовившего прикончить то, что оставалось от моего искромсанного носа.
Дункан сказал:
- Класс! - и потянулся к своему валявшемуся на полу пистолету.
- Карауль вот то окошко, если тебе не надоело жить, - заорал я на него.
Я уже обогнул стол и тащил из-под мертвого доктора Сандстрэнда телефон, тащил его как можно дальше в сторону от двери, насколько позволял провод. Я улегся на пол и, лежа на животе, принялся набирать номер.
При виде телефона глаза Дианы ожили. Она хрипло завизжала:
- Они поймали меня, Джерри! Они меня поймали!
Автоматные очереди начали разносить дверь, пока я ревел и рычал в ухо сонному дежурному сержанту.
Куски штукатурки и дерева летали, как кулаки на ирландской свадьбе. Тело доктора Сандстрэнда тряслось от попадавших в него пуль, словно его оживила свинцовая лихорадка. Я отшвырнул телефон, подобрал Дианины пистолеты и подкрался сбоку к двери. Сквозь широкую щель виднелась ткань. Я в нее выстрелил.
Что делал Дункан, я не видел. Через секунду я это узнал. Пуля, которая не могла влететь через дверь, пробила наискосок подбородок Дианы. Она снова упала на пол и больше уже не поднималась.
Другая пуля, которая не могла влететь через дверь, приподняла мою шляпу. Я покатился по полу и заорал на Дункана. Дуло его пистолета, следуя за мной, медленно описывало дугу. Изо рта его вырывалось звериное рычание. Я снова заорал.
Вдруг четыре круглых красных пятна прочертили на белом халате санитарки косую линию на уровне груди. Они успели расползтись даже за то очень короткое время, пока Дункан падал.
Где-то завыла сирена. Это была моя, родная сирена, и она выла все громче и громче.
Автомат умолк, и в дверь стали бить ногами. Она трещала, но пока держалась на замке. Я всадил в нее еще пару пуль, стараясь попадать подальше от замка.
Сирена стала громче. Сейнту пора было уходить. Я услышал его бегом удалявшиеся по холлу шаги. Хлопнула дверь. За домом, на аллее взревел стартер автомобиля. Шум отъезжающей машины затихал по мере того, как приближающийся вой сирены достигал хрипло-визгливого крещендо. Я склонился над женщиной. На лице и волосах ее была кровь, спереди на пиджаке большие мокрые пятна. Я коснулся ее лица. Она, с трудом поднимая тяжелые веки, медленно открыла глаза.
- Джерри... - прошептала она.
- Убит, - невесело соврал я. - Где Изабель Снейр, Диана?
Глаза закрылись. На ресницах заблестели слезы, слезы умирающей.
- Где Изабель Снейр, Диана? - голос мой звучал умоляюще. - Будь добра, скажи мне. Я не легавый, я ее друг. Скажи мне, Диана.
Я вложил в свой голос всю нежность и тоску, какие только у меня еще оставались в запасе.
Глаза ее полуоткрылись. Снова шепот:
- Джерри...
Шепот стих, и глаза закрылись снова. Затем губы еще раз шевельнулись и выдохнули слово, звучавшее как что-то вроде "Монти".
Это было все. Она умерла.
Я медленно встал и стал слушать вой сирен.

9
Дело шло к вечеру. В высоком здании через улицу кое-где уже зажигались огни. Всю вторую половину дня я провел у Фулвайдера в управлении. Двадцать раз я пересказывал свою историю. Все, что я счел уместным рассказать, было от слова до слова чистой правдой.
Взад-вперед носились полицейские, эксперты по баллистике и отпечаткам, регистраторы, репортеры, полдюжины городских должностных лиц и даже один корреспондент Ассошиэйтед Пресс. Корреспонденту не понравилось официальное заявление для печати, и он так и сказал.
Толстый шеф был потен и недоверчив. Его пиджак висел на стуле, рубашка под мышками почернела, а короткие красные волосы закурчавились, как от химической завивки. Он не знал, что я знаю, а чего нет, и из-за этого не решался мной командовать. Все, что он мог, - это по очереди то орать на меня, то, хныча, жаловаться мне, стараясь в промежутках между всем этим меня напоить.
Я потихоньку напивался, и мне это нравилось.
- Ну не может же быть, чтобы никто вообще ничего не сказал! - в сотый раз набрасывался он на меня.
Я опять выпил, и с самым глупым видом отрицательно помахал рукой.
- Ни слова, шеф, - сказал я, таращась на него, как сова. - Ни словечка. Вы же знаете, я такой парень, я бы вам сказал. Они слишком внезапно умирали.
Он обхватил голову и сжал ее.
- Чертовски странно, - криво усмехнулся он. - Четверо убитых на полу, а вы даже не поцарапаны.
- Просто я один сообразил, что для здоровья будет лучше лечь на пол до того, как в меня попали, - скромно объяснил я.
Он ухватил себя за правое ухо и потянул.
- Вы пробыли у нас три дня, - вздохнул он. - За эти три дня у нас произошло больше преступлений, чем за три года до вашего приезда. Это бесчеловечно. Мне кажется, что я брежу.
- Я не виноват, шеф, - пробормотал я. - Я приехал разыскивать девушку. Я и теперь ее ищу. Не я велел Сейнту с сестрой скрываться в вашем городе. Когда я наткнулся на них, я тут же дал вам знать, а ваши собственные ребята не дали. Я не палил в доктора Сандстрэнда прежде, чем он успел что-нибудь рассказать. Я до сих пор не имею понятия, зачем туда сунули эту фальшивую санитарку.
- Я тоже, - прохныкал Фулвайдер. - Но ваши чертовы пушки насквозь продырявили и меня с моей службой. У меня теперь столько шансов вылететь, что лучше, наверное, сразу плюнуть на все и заняться рыбалкой.
Я опрокинул еще стаканчик и весело икнул.
- Не говорите так, шеф, - умоляюще сказал я. - Вам однажды уже удалось навести порядок в этом городе, и вы наведете его опять. Считайте, что это было просто не очень удачное приземление и вас здорово тряхануло.
Он прошелся вокруг офиса, попытался пробить кулаком в наружной стене дырку, потом снова плюхнулся в свое кресло, исподлобья взглянул на меня, потянулся за бутылкой, но подумал и поставил ее на место. Видимо, он решил, что виски лучше поможет ему, если попадет в мой желудок.
- Давайте договоримся, - проворчал он. - Вы возвращаетесь к себе в Сан-Анджело, а я забываю о том, что доктора Сандстрэнда пристрелили из вашего пистолета.
- Нехорошо так разговаривать с человеком, который пытается заработать на кусок хлеба, шеф. Вы же знаете, как мой пистолет оказался там.
На мгновение его лицо снова потемнело. Он оглядел меня с головы до ног, снимая мерку для гроба. Потом лоб его разгладился, он хлопнул ладонью по столу и добродушно согласился:
- Вы правы, Кармади. Я и сам бы не смог иначе поступить. Ведь найти эту девочку - ваш долг, не правда ли? О'кей, возвращайтесь в гостиницу и малость отдохните. И. сегодня вечером еще поработаю здесь, а завтра утром увидимся.
Я выпил на посошок еще маленькую - все, что оставалось в бутылке. Чувствовал я себя замечательно. Дважды пожав ему руку по зигзагообразно ломаной линии, покинул офис. По всему коридору вспыхнули электрические лампочки.
Я спустился со ступенек здания муниципалитета и свернул за угол к полицейскому гаражу. Мой родной синий "крайслер" снова стоял здесь. Я бросил изображать пьяного, сел в машину и по боковой улочке спустился к берегу океана, а там пошел пешком по широкой асфальтовой дорожке в сторону Гранд-отеля, где от берега отходили два нарядно освещенных пирса с увеселительными заведениями.
Сумерки уже сгущались. На яхтах, качавшихся на якоре вдоль волнореза, зажигались мачтовые огни. Возле белой жаровни с решеткой стоял человек, переворачивавший длинной вилкой сосиски, и гудел как паровоз:
- Люди, проголадывайтесь скорее! Вас ждут чудные горяченькие собачки! Люди, вырабатывайте желудочный сок!
Я зажег сигарету и стоял рядом, глядя на море. Вдруг вдалеке, у самого выхода из гавани, зажглись огни на каком-то большом корабле. Я долго смотрел на них, но они не двигались. Показывая пальцем на огни, я обернулся к сосисочнику:
- Стоит на якоре?
Он внимательно оглядел носы своих ботинок и презрительно сморщился.
- А, это чертово плавучее казино. Они его называют "Круиз в никуда", потому что оно никуда не плывет. Если, на ваш вкус, тут на пирсе шлюхи танцуют танго слишком благопристойно, попробуйте, поезжайте туда. Да, сэр, хороший корабль, называется "Монтечито". Как насчет сочной горячей "собачки?"
Я положил ему на стойку четверть доллара.
- Съешьте сами. А откуда тут отправляются такси?
Пистолета у меня с собой не было. Я отправился в гостиницу взять запасной.
Диана Сейнт, умирая, произнесла: "Монти".
Может быть, она просто не дожила, чтобы закончить слово "Монтечито".
В гостинице я лег и заснул словно под наркозом. Проснулся я страшно голодный. Было восемь вечера.
От гостиницы за мной потянулся хвост, но быстро отстал. Конечно, в таком тихом маленьком городке, где не было преступлений, полисмены просто не могли выучиться настоящей слежке.

10
За сорок центов это был довольно длинный переезд. Морское такси - старая, не приспособленная к пассажирским перевозкам моторка, - пробиралось между стоящими на якоре яхтами, огибая волнорез. Нас начало подкидывать на волнах. Кроме меня, в нашей компании был сидевший у руля угрюмый гражданин довольно бандитского вида да две нежные парочки, которые начали облизывать друг друга, как только фонари набережной остались позади.
Я глядел назад на городские огни и старался удержать на месте свой просившийся наружу обед. Разбросанные тут и там алмазные точки огней превратились в выставленный в витрине ночи бриллиантовый браслет. Потом они стали на гребне волны сиявшим оранжево-желтым размытым пятном. Такси взлетало на невидимые водяные горы и скользило вниз, как серфинг. В воздухе стоял густой холодный туман.
Огоньки "Монтечито" выросли до размера иллюминаторов. Такси, накренившись под углом в сорок пять градусов, описало широкую дугу и причалило точно к ярко освещенному трапу.
Мальчик в тесной синей тужурке со сливовыми глазами и гангстерской ухмылкой подал руки девушкам, внимательно окинул глазами их эскорт и помог всем подняться наверх. Взгляд, каким он смерил меня, кое-что говорил о нем. Выражение, с каким он посмотрел туда, где должна была быть совершенно незаметна кобура моего револьвера, говорило о нем еще больше.
- Нельзя, - сказал он мягко. - Нельзя.
Он мотнул подбородком в сторону таксиста. Таксист накинул на конец трапа короткую веревочную петлю, выбрался на ступеньку и встал позади меня.
- Нельзя, - промурлыкал мальчишка в тужурке. - С оружием на борт нельзя. Извините.
- Это просто деталь моего костюма, - объяснил я. - Я частный сыщик. Я сдам его в гардероб.
- Извини, дядя. У нас оружие не сдают. Давай назад.
Таксист просунул руку под мой правый локоть. Я попытался высвободиться.
- Давайте назад в лодку, - пробурчал он за моей спиной. - Сорок центов я вам верну, мистер. Поехали.
- Тьфу, - плюнул я на Синюю Тужурку. - Не надо вам моих денег, так не надо. Но это же черт знает что за манера обращаться с посетителями.
Я уже сидел в лодке. Последнее, что я видел, когда такси отчалило и закачалось на волнах, была эта тихая любезная улыбочка. Ехать, вот так оставляя позади эту елейную улыбочку, - это бесило меня больше всего.
Обратный путь показался значительно длиннее. Я не заговаривал с таксистом, а он - со мной. Когда я вылезал на причал у пирса, он с издевкой бросил мне вслед:
- Как-нибудь в другой раз, сыщик, когда мы не будем так заняты.
С полдюжины дожидавшихся такси завсегдатаев глазели на меня. Я прошел мимо них, мимо дверей в зал ожидания на причале, к лестнице, которая вела на берег.
Здоровенный рыжеволосый оборванец в грязных тапочках, измазанных мазутом штанах и драной синей фуфайке бегом скатился по ступенькам и налетел прямо на меня. Я остановился и на всякий случай приготовился.
Он мягко спросил:
- Что, брат сыщик? Не пускают на этот чертов пароход без подмазки?
- А тебе какое дело?
- У меня есть уши.
- А ты кто?
- Зови меня просто Рыжий.
- Пропусти, Рыжий, я занят.
Он грустно улыбнулся и ткнул меня в левый бок.
- Из-под летнего костюма эта пушка малость выпирает. Хочешь попасть на борт? Это можно сделать, если с умом.
- И сколько стоит ум?
- Пятьдесят монет. Десять сверху, если обратно придется везти тебя раненого.
Я шагнул к лестнице.
- Эй, - быстро крикнул он вдогонку. - Двадцать пять я, так и быть, скину. Может, обратно поедешь с друзьями, а?
Я поднимался дальше. Только через четыре ступеньки я обернулся и сказал:
- Продано, - и опять зашагал вверх.
Там, где начинался ярко освещенный увеселительный пирс, сверкал огнями битком набитый народом, несмотря на сравнительно ранний час, зал танго. Я вошел, прислонился к стене и смотрел, как вспыхивают на электрическом индикаторе серии чисел, смотрел на игорный стол, под которым крупье подавал знаки своему игроку резким ударом колена.
Широкое синее пятно у стены рядом со мной приобрело очертания человеческой фигуры; запахло мазутом. Мягкий, глубокий, грустный голос проговорил:
- Там понадобится помощь?
- Я разыскиваю одну девушку, но искать ее я пойду сам. А чем вообще занимаешься ты? - Я не смотрел в его сторону.
- Да так, доллар тут, доллар там. Я люблю поесть. Я был раньше в полиции, но они меня вышибли.
Это мне понравилось.
- Ты, наверное, высовывался, - сказал я, глядя, как "свой" игрок большим пальцем передвигает карточку на проигрышный номер и как крупье кладет свой большой палец на ту же клетку и потихоньку убирает карточку.
Я почувствовал, что Рыжий улыбается.
- Я смотрю, ты уже познакомился с нашим городком. Здесь все на этом вот вертится. У меня лодка с подводным двигателем. А там я знаю грузовой люк и могу его отпереть. Один парень время от времени передает мне оттуда грузы. Весь народ там обычно на палубах, а внизу почти никого не бывает. Тебе это подходит?
Я достал бумажник, отсчитал двадцать пять долларов, скомкал бумажки и не глядя сунул вправо. Комок спрятался в пропитанный мазутом карман.
- Спасибо, - мягко сказал Рыжий и пошел к выходу. Я подождал немного и отправился за ним. Несмотря на сутолоку, потерять его было трудно - рыжая голова маячила высоко над толпой.
Мы прошли мимо пристани для яхт, мимо второго увеселительного пирса, за которым фонари стали попадаться все реже, а толпа постепенно сошла на нет. Короткий черный мол тянулся от берега, вдоль всей его длины качались привязанные лодки. Мой Рыжий свернул туда.
Он дошел почти до самого конца и остановился над деревянной лесенкой.
- Я пригоню ее сюда. Пока мотор разогреется, придется немного пошуметь.
- Послушай, - сказал я. - Я забыл. Мне позарез нужно позвонить одному человеку.
- Это можно устроить. Иди сюда.
Он повел меня дальше, к самому концу мола, опустился на колени, звякнул ключами на цепочке и отомкнул висячий замок. Потом поднял "крышку маленького люка, вытащил оттуда телефон и, сняв трубку, послушал гудок.
- Все еще работает, - в его голосе послышалась усмешка. - Каким-то жуликам понадобилось тут его устроить. Не забудь потом защелкнуть замок.
Он бесшумно растворился в темноте. Минут десять я слушал, как плещется о столбы мола вода; время от времени во мгле слышалось хлопанье крыльев - наверное, какой-то плохо спавшей чайки. Где-то вдалеке взревел и ревел еще минут пять мотор. Потом шум внезапно оборвался. Прошло еще несколько минут. Что-то мягко толкнулось у подножия лестницы, и приглушенный голос внизу сказал:
- Все готово.
Я поспешил назад к телефону, набрал номер и спросил Фулвайдера. Мне сказали, он пошел домой. Я набрал другой номер. Подошла женщина. Я попросил шефа, сказав, что звонят из управления.
Я снова ждал. Наконец раздался жирный, так и отдававший картошкой на сале голос шефа:
- Да? Неужели нельзя дать человеку поесть? Кто это?
- Кармади, шеф. Сейнт на "Монтечито". Ужасно жалко, что это за пределами ваших полномочий.
Он начал орать как сумасшедший. Я не стал дожидаться паузы, повесил трубку и, сунув телефон назад в его уютную оцинкованную норку, запер крышку. Потом спустился по лестнице к Рыжему.
Его большой черный быстроходный катер скользил по блестящей, как нефть, воде. Мотор не издавал ни звука, только у борта бурлила и шипела вода.
Городские огни снова превратились в желтое пятно над черной водой, а борта славного "Монтечито" снова выросли и засияли иллюминаторами, четко обрисовываясь на фоне черного океана.

11
Со стороны океана борт не освещался прожектором. Рыжий сбавил обороты почти до нуля, свернул под выступом кормы и в полной темноте двинулся вдоль скользкой металлической обшивки так же уверенно, как член клуба двигается по ковровой дорожке своего вестибюля.
Высоко над нами обозначились неясные очертания двустворчатой железной двери. Ближе к нам опускалась в воду толстая, ржавая, покрытая слизью якорная цепь. Катер ткнулся носом в старую обшивку "Монтечито", и под нашими ногами на дне лодки заплескалась вода. Над моей головой выросла большая тень экс-полицейского. В темноту улетела свернутая веревка. Там она зацепилась за что-то и упала назад в лодку. Рыжий туго натянул ее и обмотал вокруг какого-то выступа на корме лодки.
Он тихо сказал:
- Она встает на дыбы, как призовая лошадь. Нам надо лезть по этим перекладинам.
Я взялся за руль и старался держать нос катера плотно прижатым к грязному скользкому корпусу корабля, пока Рыжий добирался до спускавшейся по обшивке борта железной лесенки. Сопя, он подтянул еле различимое во мраке свое большое, согнутое под прямым углом тело на нижнюю ступеньку; тапочки его скользили по мокрым перекладинам.
Через некоторое время наверху что-то скрипнуло, и туманную мглу прорезала слабая полоска желтоватого света, на фоне которой выглядывала вниз голова Рыжего.
Я полез за ним. Работа оказалась не из легких, так что я, приземлившись в грязном, пропитанном кислой вонью и набитом ящиками и бочонками трюме, долго не мог отдышаться. Из-под ног разбегались, прячась в темные углы, крысы. Верзила-лодочник коснулся губами моего уха:
- Отсюда нам нетрудно будет добраться до якорного ката, а там в котельную ведет коридорчик. У них всегда работает один запасной котел - для горячей воды - и генератор. Там только один человек. С ним я справлюсь. Это не то, что команда наверху - там ребята посерьезнее. В котельной - я тебе покажу - есть вентилятор без решетки. Выходит на палубу. Там уже твое дело.
- У тебя на борту, наверное, куча родственников, - сказал я.
- Да нет. Просто когда живешь на побережье, приходится слышать всякие вещи. И потом, почем ты знаешь, может, я из такой команды, которая решила во что бы то ни стало опрокинуть эту вшивую лоханку? Ты назад быстро вернешься?
- Когда я кувырнусь за борт, грохот, наверное, будет жуткий, - сказал я. - На, держи.
Я выудил из бумажника еще пару банкнотов и протянул ему.
Он покачал рыжей головой.
- М-м. Это за обратное путешествие?
- Я оплачиваю его вперед, - сказал я. - Даже если оно мне не понадобится. Давай бери, пока я не начал реветь.
- Ну... спасибо, брат. Ты хороший парень.
Мы стали пробираться между бочками и ящиками. Впереди был проход, освещенный тусклой желтой лампочкой, а за ним - узкая железная дверь. За дверью находился якорный кат, и оттуда по коридорчику мы добрались до закапанной машинным маслом лесенки, которая вела вниз. Внизу было слышно тихое шипение масляных горелок, и мы, осторожно пробираясь вдоль груд железа, пошли на звук.
Заглянув за угол, мы увидели маленького грязного итальянца в темно-красной шелковой рубашке, который сидел под голой лампочкой на скрепленном проволокой сломанном конторском стуле и при помощи очков в стальной оправе и черного обгрызенного пальца читал газету.
Рыжий ласково окликнул его:
- Эй, Коротыш. Как поживают твои маленькие бамбино?
Итальяшка разинул рот и вскочил. Рыжий ударил его. Мы положили малыша на пол и разорвали его пурпурную рубаху на полосы для кляпа и веревок.
- Нехорошо, конечно, бить очкариков, - вздохнул Рыжий. - Но другого выхода не было. Когда ты полезешь по вентилятору, грохот будет адский - здесь, внизу. Там-то наверху никто ничего не услышит.
Я сказал, что по мне все идет лучше некуда, и мы, оставив связанного итальянца на полу, отыскали вентилятор без решетки. Я пожал Рыжему руку, выразил надежду увидеть его еще когда-нибудь и полез по лестнице внутри вентиляционной трубы.
Там было холодно и темно, хоть глаз выколи. Вниз по трубе тянулся пропитанный туманом воздух, и подъем показался мне ужасно длинным. Часа через полтора - а по времени через три минуты - я добрался до палубы и осторожно высунул голову из дыры. Сбоку от меня белел ряд накрытых парусиной шлюпок. В темноте между ними раздавался взволнованно-нежный шепот. Снизу доносился тяжелый пульсирующий грохот музыки. Над головой светился мачтовый огонь, и несколько тусклых звезд угрюмо взирали вниз сквозь полупрозрачную дымку тумана.
Я прислушался, но сирены полицейского катера не было слышно. Я выбрался из вентилятора и спустился на палубу.
Шепталась парочка, обнявшаяся под одной из шлюпок. На меня они не обратили решительно никакого внимания. Я пошел вдоль палубы, мимо закрытых дверей трех или четырех кают. Сквозь жалюзи двух из них пробивалось немного света. Я прислушался, но не услышал ничего, кроме доносившегося снизу, с главной палубы шума веселья.
Я шагнул туда, где тень была погуще, набрал в легкие побольше воздуха и завыл - длинным полувоем-полурычанием серого лесного волка, когда он одинок и голоден, и далеко от дома, и злобы в нем накопилось столько, что хватит на семерых волкодавов.
Ответом мне было низкое, глухое завывание овчарки. Где-то поодаль в темноте палубы взвизгнула девушка, и мужской голос произнес:
- Я думал, все алкаши тут уже надрались вмертвую.
Я выпрямился и, на ходу вытаскивая пистолет, бросился на лай. Он шел из каюты на той стороне палубы.
Я приложил ухо к двери и услышал ласково успокаивающий собаку мужской голос. Лай прекратился, пес еще раз или два зарычал и умолк. В двери, к которой я прислонялся, повернули ключ.
Я отскочил и упал на одно колено. Придерживаемая длинной смуглой рукой дверь приоткрылась. Отсвет неяркого палубного фонаря блеснул на черных волосах. Я поднялся и с размаху опустил рукоять пистолета на высунувшуюся голову. Человек в дверях наклонился вперед и мягко упал в мои объятия. Я втащил его в каюту и толкнул на застеленную койку.
После этого я прикрыл дверь и снова запер ее. На противоположной койке, поджав ноги, застыла небольшого роста девушка с широко раскрытыми глазами. Я сказал:
- Привет, мисс Снейр. Трудновато было вас отыскать. Хотите домой?
Фермер Сейнт перевернулся и сел, держась за голову. Он сидел так не шевелясь, уставившись на меня своими пронзительно-черными глазами. Губы его растянулись в почти добродушной улыбке.
Я обвел глазами каюту, не понимая, куда могла деваться собака, но потом заметил вторую, внутреннюю дверь. Я снова взглянул на девушку.
Глядеть там особо было не на что - впрочем, самые большие неприятности и случаются обычно из-за таких вот незаметных людей. Она скорчилась на койке, подтянув к подбородку колени. Один глаз ее закрывала прядь волос. На ней было вязаное платье, гольфы и спортивные туфли с закрывавшими подъем широкими язычками. Из-под подола платья выглядывали голые костлявые коленки. Она была похожа на школьницу.
Я похлопал Сейнта по карманам, но оружия у него не было. Он насмешливо глядел на меня.
Девушка подняла руку и откинула со лба волосы. Она смотрела на меня так, словно я был за полкилометра отсюда. Потом дыхание ее прервалось, и она заплакала.
- Мы женаты, - сказал Сейнт. - Она думает, что вы намерены всадить в меня всю вашу обойму. А с волчьим воем вы это неплохо придумали.
Я не ответил. Я прислушался. Но снаружи не доносилось ни звука.
- Как вы узнали, где искать?
- Мне сказала Диана - перед смертью, - сказал я грубо.
В глазах его мелькнула боль.
- В это я не верю, сыщик.
- Вы же сбежали и бросили ее в ловушке. Чего же вам еще было ждать?
- Я думал, легавые не станут палить в женщину, а снаружи у меня был шанс хоть что-то сделать. Кто ее?
- Один из людей Фулвайдера. Вы в него попали.
Голова его резко дернулась назад, и в лице на секунду появилось какое-то дикое выражение. Он криво улыбнулся и взглянул на все еще ревевшую девушку.
- Ничего, лапочка, все будет хорошо. Тебя я вытащу.
Он обернулся ко мне.
- Положим, я выйду отсюда без шума. Можно будет сделать так, чтобы не впутывать ее в это дело?
- Что значит "без шума"? - поинтересовался я.
- На этом корабле у меня куча друзей, сыщик. Вам кажется, что вы кончили, а вы еще и не начинали.
- Вы сами ее впутали, - сказал я. - И вытащить ее вам не удастся. За все надо платить.

12
Он медленно кивнул, уставившись в пол у своих ног. Девушка было перестала плакать, вытерла щеки и опять разревелась.
- Фулвайдер знает, что я здесь? - медленно спросил Сейнт.
- Угу.
- Это вы ему сказали?
- Угу.
Он пожал плечами.
- Что ж, с вашей колокольни это, наверное, правильно. Конечно. Только если меня сцапает Фулвайдер, я уже ничего никому не скажу. Мне бы с окружным прокурором поговорить, может, я и убедил бы его, что она тут ни при чем, во всем, что касалось моей работы, она ни сном ни духом.
- Об этом вы тоже могли бы подумать раньше, - сказал я зло. - Не надо было возвращаться к Сандстрэнду и косить из вашей машинки всех подряд.
Он откинул голову и засмеялся.
- Не надо? Положим, вы отвалили какому-нибудь типу десять кусков за протекцию, а он за ваши же денежки хватает вашу жену и запихивает ее в тухлую психушку к знакомому жулику, а вам велит убираться подальше, если не хотите, чтобы вашу жену завтра выкатило прибоем на берег? Что бы вы сделали? Мило улыбнулись в ответ или, прихватив железку потяжелее, пошли бы потолковать с этим типом?
- Ее тогда уже там не было, - сказал я. - Просто вам позарез надо было убить кого-нибудь, как алкашу - опохмелиться. К тому же, если бы вы не носились так с этой собакой, пока она не убила человека, ваш покровитель бы не перетрусил и не продал бы вас.
- Я люблю собак, - спокойно ответил Сейнт. - Я вообще, когда не на работе, вполне нормальный парень. Просто я не выдерживаю, когда на меня начинают давить со всех сторон.
Я прислушался. На палубе по-прежнему не было слышно ни звука.
- Послушайте, - сказал я быстро. - Я вам предлагаю свою игру. Под грузовым люком у меня стоит лодка, и я попытаюсь доставить девушку домой прежде, чем они ее хватятся. Что будет с вами - меня не касается. Для вас я и палец о палец не ударю, хоть вы и любите собак.
Девушка вдруг сказала упрямым детским голосом:
- Я не поеду домой! Я ни за что не поеду домой!
- Через год вы будете благодарить меня, - рявкнул я на нее.
- Он прав, лапочка, - сказал Сейнт. - Смывайся вместе с ним, и поскорее.
- Не пойду, - сердито пискнула девушка. - Никуда я не пойду, и все.
Разорвав тишину палубы, в дверь с той стороны грохнуло что-то твердое. Мрачный голос крикнул:
- Открывайте! Именем закона!
Я быстро вскочил спиной к двери, не сводя глаз с Сейнта. Через плечо я спросил:
- Фулвайдер здесь?
- Здесь, - загремел жирный голос шефа. - Кармади?
- Послушайте, шеф. Сейнт здесь и готов сдаться. Тут с ним девушка, о которой я вам говорил. Так что входите без шума, ладно?
- Добро, - сказал шеф. - Отпирайте дверь.
Я повернул ключ, прыжком пересек каюту и встал спиной к внутренней перегородке рядом с дверью, за которой шевелилась начавшая уже тихо ворчать собака.
Входная дверь распахнулась. Вошли двое, которых я раньше не видел, со взведенными револьверами. Позади < них появился толстый шеф. Пока он захлопывал дверь, я краем глаза заметил на палубе несколько форменных корабельных кителей.
Два полисмена прыгнули к Сейнту, скрутили ему руки и защелкнули наручники. Потом шагнули назад и стали позади шефа. Сейнт усмехнулся и облизал капавшую с нижней губы кровь.
Фулвайдер с упреком посмотрел на меня и передвинул сигару в другой угол рта. Девушка, по-видимому, никого не интересовала.
- Черт вас подери, Кармади, - проворчал он. - Вы что, не могли объяснить мне, где вас искать?
- Я сам не знал, - ответил я. - Кроме того, я думал, что корабль - это вне вашей юрисдикции.
- К черту юрисдикцию. Мы предупредили федералов. Они скоро будут здесь.
Один из полицейских захохотал.
- Ну, не слишком скоро, - пробасил он насмешливо.
- Убери игрушку, ты, сыщик.
- Давай отними, - предложил я ему.
Он шагнул было ко мне, но шеф махнул ему рукой, чтобы шел назад. Второй полицейский караулил Сейнта и ни на что больше не реагировал.
- Так как же вы его отыскали? - поинтересовался Фулвайдер.
- Во всяком случае не с помощью денег, которые он мне платил за то, чтобы его не нашли, - сказал я.
В лице Фулвайдера ничего не изменилось. Голос его стал сонно-ленивым.
- О-о, а вы шутник, - сказал он очень ласково.
Я ответил с отвращением:
- Вы с вашей бандой, что, принимали меня совсем за грудного младенца? Ваш чистенький городок провонял насквозь. Все знают, что это побеленная снаружи выгребная яма. Святой приют для бандитов, где любой погоревший урка может спокойно залечь на дно - если он будет исправно платить и не будет задирать местных акул - и откуда на любом быстроходном катере он всегда может перебраться в Мексику, если к нему повернется указующий перст.
- Еще что-нибудь? - чрезвычайно вежливо спросил шеф.
- Еще! - заорал я. - Я слишком долго все это копил, чтобы теперь вам не выложить. Это вы нашпиговали меня наркотиками так, что я чуть не сбрендил, и заперли меня в частную каталажку. Когда это не сработало, это вы с Гэлбрейтом и Дунканом решили подстроить мне ловушку, чтобы Сандстрэнд, ваш помощник, оказался убитым из моего пистолета, а меня можно было бы пристрелить якобы за сопротивление аресту. Сейнт испортил вам игру и спас мне жизнь. Конечно, это вряд ли входило в его намерения, однако он это действительно сделал. Вы все это время знали, где находится девушка, которую я искал. Она была женой Сейнта, и вы придерживали ее для себя, чтобы заставить его не выходить из вашей воли. Но вы хоть подумали, черт вас возьми, зачем мне понадобилось звонить вам, что Сейнт здесь? Тут есть одна штука, которой вы не знаете.
Полицейский, который хотел отобрать у меня пистолет, сказал:
- Пора кончать, шеф. Нам лучше поторопиться. Эти федералы...
У Фулвайдера тряслась челюсть. Лицо его посерело, а уши плотно прижались к черепу. Сигара судорожно подергивалась у него во рту.
- Погоди минутку, - ответил он сдавленным голосом и обратился ко мне. - Ну, так зачем же вам понадобилось звонить?
- Чтобы выманить вас туда, где вы представитель закона не больше, чем какой-нибудь годовалый малыш, и чтобы посмотреть, не тонка ли у вас кишка совершить преднамеренное убийство в открытом море.
Сейнт засмеялся. Он негромко, переливчато засвистел сквозь зубы. В ответ ему раздалось прерывистое звериное рычание. Дверь рядом со мной отворилась с таким грохотом, словно в нее въехала упряжка взбесившихся мулов. Оттуда прыжком вылетела, мгновенно оказавшись в другом конце каюты, большая овчарка. Ее серое тело просвистело в воздухе. Грохнул никого не задевший пистолетный выстрел.
- Ешь их, Фосс! - завопил Сейнт. - Ешь их живьем, братишка!
Каюта наполнилась выстрелами. К завываниям собаки присоединились сдавленные крики смертельного ужаса. Фулвайдер и один из полицейских лежали на полу. Собака вцепилась в горло Фулвайдера.
Девушка закричала и спрятала лицо в подушку. Сейнт тихонько сполз с постели и теперь лежал на полу. По шее у него широкой полосой медленно стекала кровь.
Полицейский, который еще оставался на ногах, отпрыгнул в сторону так, что чуть не растянулся на койке, где сидела девушка, но потом все-таки удержал равновесие и одну за другой с дикими, остановившимися глазами, даже не пытаясь делать вид, что целится, стал посылать пули в длинный серый бок собаки.
Полицейский, который лежал на полу, попытался оттолкнуть пса. Тот зарычал и чуть не откусил ему руку. Человек закричал. По палубе загрохотали шаги. Снаружи тоже закричали. Что-то ужасно щекотное потекло по моему лицу. Ощущение было странное, словно с головой что-то не в порядке, но я понятия не имел, что с ней случилось.
Пистолет в моей руке стал горячим и тяжелым. Я застрелил собаку, хотя мне очень противно было это делать. Пес скатился с Фулвайдера, и я увидел дырочку, пробитую шальной пулей точно посреди лба полицейского между его глаз - идеальная точность чистого случая.
Пистолет стоявшего на ногах полицейского щелкнул пустой гильзой. Он выругался и с бешеной скоростью принялся его перезаряжать.
Я потрогал свое лицо и посмотрел на кровь. Она казалась очень черной. Свет в каюте понемногу тускнел.
Внезапно сверкнуло блестящее лезвие рассекшего забаррикадированную телом шефа и стонущего рядом с ним на полу полицейского дверь каюты топора. Я не мог отвести глаз от сияющего металла и глядел, как он исчез, а потом появился в другом месте.
Потом, очень медленно, все огни стали гаснуть, как бывает в театре перед поднятием занавеса. В ту самую минуту, как стало совсем темно, у меня вдруг ужасно заболела голова, хотя я еще не знал тогда, что пуля пробила мне череп.

Я очнулся спустя двое суток в госпитале и провел там еще три недели. Сейнт не дожил до виселицы, но прожил достаточно, чтобы успеть рассказать свою историю. Видимо, он рассказал ее неплохо, потому что они отпустили миссис Джерри (Фермер) Сейнт домой к тетушке.
К тому времени верховная коллегия штата приговорила половину полицейских кадров маленького прибрежного городка к разным срокам. Говорят, в управлении теперь куча новых лиц. Я слыхал, что один из новичков - большой рыжеволосый сержант розыска по фамилии Норгард и что он уверяет, будто был должен мне двадцать пять долларов, которые ему, однако, пришлось употребить на новое обмундирование, когда его взяли на старую работу. Вроде он обещает вернуть мне долг из первого жалованья. Я просил передать, что постараюсь дождаться.



далее: 19 >>

Раймонд Чандлер. Человек, который любил собак
   19